В «тени» работают 13 млн россиян: бюджет не получает 3 трлн рублей в год

Вести.Экономика 10.12.2019 14:30 | Экономика 39

Нелегальная занятость в России составляет 13 млн человек, или 18% от рабочей силы страны, сообщается в исследовании компании «Национальные кредитные рейтинги».

НКР провело сравнительную оценку формальной и неформальной занятости в России, основываясь на данных Федеральной налоговой службы (ФНС) о заработной плате, с которой уплачен налог на доходы физических лиц (НДФЛ), и данных Росстата о занятости в экономике.

«Вывод работников в белую зону может дать государству возможность снизить НДФЛ на 2 процентных пункта — с 13% до 11%, оставив совокупный размер сборов в неприкосновенности. Однако у государства нет для этого ни стимулов, ни рычагов. 3 трлн рублей в год недополучает бюджет от неформально занятых».

При этом точно оценить рынок труда практически невозможно: ФНС и Росстат оперируют данными, которые очень сильно отличаются друг от друга.

Выяснилось, что в среднем по стране работающих налогоплательщиков в подсчетах ФНС на 22% меньше, чем занятых, согласно данным Росстата. По оценке ФНС, тех, кто так или иначе платит НДФЛ, насчитывается 58,9 млн человек. В то же время Росстат оценивает количество занятых в экономике (то есть работающих) россиян в 72,3 млн человек. Наименьшее соотношение налогоплательщиков и занятых наблюдается в Республике Дагестан — 30%, а наибольший показатель зарегистрирован в Ненецком автономном округе — 231%. В 22 регионах доля неучтенных тружеников превышает 30%, а в Дагестане даже 70%: часть жителей остаются невидимыми для налоговых органов по месту прописки, ввиду того что они платят налоги в бюджеты других регионов или являются неформально занятыми.

Подобная картина отражает два ключевых явления на российском рынке рабочей силы: теневую занятость и трудовую миграцию, которые не в полной мере учитываются методиками Росстата и ФНС.

Росстат рассчитывает среднемесячную заработную плату и занятость, основываясь на собственных оценках годового фонда оплаты труда (ФОТ) и численности наёмных работников в соответствии с критериями и определениями, предложенными Международной организацией труда (МОТ). Для оценки используются результаты выборочного обследования населения по проблемам занятости (то есть ежемесячного опроса), которые затем распространяются на всё население обследуемого возраста. Участие в опросе не является обязательным, и респонденты не несут ответственности за корректность ответов. Методика допускает получение информации от третьих лиц, а выборка полностью игнорирует приезжих из других регионов, работающих вахтовым методом и учащихся вузов. ФНС публикует только данные о количестве физических лиц, получивших заработную плату, и сумме доходов, с которых уплачен НДФЛ.

«Общее количество неформально занятых, выпадающих из поля зрения налоговой статистики, оценивается в 13 млн человек, или 18% рабочей силы в возрасте 15 лет (возраст завершения 9-летнего обязательного образования) и старше», — отмечается в исследовании.

«Количество неработающих в трудоспособном возрасте, согласно данным Росстата, составляет 3,5 млн человек, или 4,7% рабочей силы. Однако для бюджетов регионов важна не формальная безработица, а фактическое количество неплательщиков НДФЛ. По нашим оценкам, если каждый неформально занятый получает среднюю для своего региона зарплату, недополученный доход бюджетов всех уровней составляет около 3 трлн руб.: 0,9 трлн руб. НДФЛ плюс 2 трлн руб. взносов во внебюджетные фонды. Дополнительные налоговые сборы за счет вывода неформально занятых в легальную сферу позволили бы снизить ставку НДФЛ с 13% до 11%, практически не изменив совокупный объем сборов НДФЛ в абсолютном выражении», — отмечается в исследовании НКР.

«Однако вывод неформально занятых из налоговой тени не представляется возможным в силу специфики их деятельности. Основная масса таких работников сконцентрирована в сферах услуг, ремонта и мелкого производства. Государство не располагает ни стимулами для добровольной легализации подобного рода доходов, ни мерами административного воздействия на данную категорию граждан, а любые попытки установить контроль над выплатами через банковскую систему приведут к «обналичиванию» всех расчетов в этой сфере».

Помимо искажения оценки занятости, методология Росстата приводит к завышению средней зарплаты как по регионам, так и в целом по стране. В 2018 г. среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в среднем по России составляла, по данным статистического ведомства, 39,2 тыс. руб., что соответствовало 3,5 прожиточного минимума. Однако при расчётах с использованием статистики ФНС (отношение облагаемых НДФЛ доходов к числу налогоплательщиков) фактическая налогооблагаемая заработная плата в среднем по стране снижается до 31,1 тыс. руб., то есть 2,8 прожиточного минимума.

Действующая модель российской экономики характеризуется наличием отдельных центров экономического роста, стягивающих к себе человеческие ресурсы с периферии. Бюджеты регионов недополучают доходы от НДФЛ не только из-за безработицы. Невидимыми для бюджетов с точки зрения налогообложения остаются как неформально занятые, так и резиденты региона, работающие за его пределами. Внутренние трудовые мигранты являются потребителями бюджетных услуг в сферах образования и здравоохранения по месту постоянной регистрации, создавая дополнительную нагрузку на региональный бюджет, но не внося налоговую лепту в его формирование.
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора