Испытание мором: почему устоял Китай

Павел Кухмиров 26.03.2020 15:28 | Альтернативное мнение 63

Фото: vitbich.org

Вопреки расхожему представлению, нулевое развитие совсем не является злом по определению. Яркий пример – Япония периода изоляции. Когда сёгуны из дома Токугава приняли решение закрыть страну от окружающего мира, прогресс в ней застыл и никуда не двигался несколько столетий.

Однако при этом в Японии не было войн, гражданских конфликтов и прочих прелестей жизни, а неразвивающееся общество работало как часы. В результате чего там не было ни голода, ни эпидемий, а численность населения архипелага в один прекрасный момент выросло до таких размеров, что превысило вдвое население всей тогдашней России. И это с их-то несопоставимыми размерами и ресурсами.

Тем не менее, ничего не длится вечно. Первое же столкновение японцев с более развитым обществом показало, что японский уклад просто неэффективен, и дальнейшее существование в замороженном состоянии поимеет для страны весьма печальные последствия.

Можно сказать, что Японии тогда повезло – она смогла преодолеть трансформационные процессы без особых потерь (военные события были уже потом). Но так везёт далеко не всем.

Зачастую изменения запускаются и сопровождаются весьма драматическими событиями. Причём, чем больший масштаб изменений назрел – тем более эти события драматичны. Нынешняя глобальная пандемия, безусловно, явление именно из этого ряда.

Драма, переживаемая Европой, пока только начинает разворачиваться. Но уже сейчас можно сказать, что ничего даже отдалённо напоминающего нынешнюю ситуацию старый континент не видел уже более ста лет. Со времён «испанки» — крайней по времени глобальной эпидемии.

И к этому Старый Свет оказался явно не готов.

Нельзя сказать, что такое положение дел ненормально: никто и никогда не бывает абсолютно готов к моровому поветрию. Так было тысячу лет назад и так есть сейчас. И вряд ли в будущем в этом смысле что-нибудь изменится. Но в глаза бросается другое.

Весь мир видит, что оказавшаяся на острие мора Италия буквально захлёбывается в волнах эпидемии. Но вот только происходит это даже не потому, что «братушки» по Евросоюзу её фактически кинули, оставив один на один с короновирусом, отгородившись границами и даже не дав финансовых послаблений.

Нет. Проблема не в этом.

Италия оказалась не готова по куда более глубинным причинам. И уж поверьте – в других странах того же ЕС данные причины тоже в наличии. Где-то в большей (как в Испании), где-то в меньшей (как в Германии) степени, но они есть везде и это станет очевидно, когда эпидемия доберётся и туда тоже, а она доберётся. Уже добралась, только ещё как следует не разгулялась.

Понять, в чём эти причины, можно, взглянув на другой конец мира – туда, где возвышается великая китайская стена.

Можно говорить что угодно по поводу сложившейся в Поднебесной ситуации. Можно совершенно справедливо обвинять китайцев в свинстве – пренебрежении гигиеной и склонности употреблять в пищу что попало – из-за чего эпидемия, собственно, и началась. Это всё будет правдой.

Но ничто не изменит одного упрямого факта: Китай устоял. А Италия – нет.

Так почему?

А потому, что нынешний мор – это не медицинская проблема. При нынешнем уровне технологического развития коронавирус более чем излечим. Собственно, этим и было вызвано легкомысленное к нему отношение в первые недели и даже месяцы эпидемии – все были уверены, что эта ерунда будет просто купирована на ранней стадии. Но что-то пошло не так.

Коронавирус – проблема сущностная. И даже экзистенциальная.

И нет, я не собираюсь сейчас впадать в дремучую философию или, тем более, в мистику. То, о чём пойдёт речь, имеет вполне материальное выражение.

Дело в том, что трудность представляет не сама болезнь, как таковая, а взрывной характер её распространения. Система здравоохранения буквально тонет в нахлынувших волнах пациентов с одинаковым диагнозом. Заканчиваются места в больницах. Заканчиваются врачи. Заканчивается оборудование. А потом эта система просто теряет контроль над ситуацией. И не только она.

Начинается коллапс системы снабжения – паникующее население сметает всё с полок, поставщики начинают взвинчивать цены, а сами поставки ощутимо конвульсируют. Начинается дефицит всего. Именно это мы наблюдаем в Италии, и не только в ней.

Но в Китае такого не было. Более того – там карантин принёс реально ощутимые результаты. На что в Европе, России и Америке мало кто всерьёз рассчитывает. И это случилось отнюдь не потому, что в Китае тоталитарная власть, которая всех запугала.

Просто китайская социалистическая система хозяйствования и государственного устройства в целом оказалась эффективнее западной рыночно-либерально-капиталистической. Просто эффективнее, вот и всё.

И знаете, ведь такое происходит не впервые. Много столетий назад жуткая эпидемия Чёрной Смерти (собравшая с Европы кровавую дань, которая по ряду подсчётов превосходит количество жертв обеих мировых войн ХХ века) в числе прочего ярко и объёмно продемонстрировала неэффективность феодального способа хозяйствования.

Да, друзья, именно великая чума дала мощнейший толчок развитию капитализма. Он – во многом именно её порождение. К примеру, как раз по её итогам начал создаваться рынок рабочей силы в том виде, который обеспечил начало бурного развития капиталистических отношений и отмирание феодальных. Именно она породила первые примитивные формы фондового рынка. Да много чего ещё было порождено той пандемией.

И вот теперь сам капитализм оказывается в роли аутсайдера. Теперь он сам очевидным образом не проходит испытание мором.

Полагаю, в будущем происходящее сейчас станет предметом для научных исследований колоссального объёма. Сейчас же я очень кратко изложу только некоторые сравнительные аспекты, в которых китайская социалистическая (а местами и вовсе коммунистическая) система оказалась на порядок эффективнее капиталистической западной.

Во-первых, это мобилизационный ресурс, который позволил возводить новые медицинские комплексы буквально за дни. Даже не за недели. Что сразу же купировало одну из главных проблем – дефицит больничных мест в условиях массового наплыва заражённых.

Кроме того, социалистические мобилизационные планы так же в кратчайшее время позволили довыпустить необходимое оборудование, что сняло ещё одну проблему, с которой в Италии сейчас не знают, что делать. В рамках же капитализма (тем более либерального и, тем более, либертарианского) ни то, ни другое невозможно в принципе. По крайней мере, в необходимые сроки и в необходимом объёме.

Для сравнения: тут на днях прошла информация, что при возникшем острейшем дефиците антисептиков компании «Луи Витон» и «Кристиан Диор» решили великодушно «проявить добрую волю» и начали производство обеззараживающих средств на своих мощностях. По «приемлемым ценам», разумеется. Ну, поклон им низкий! А если бы они не захотели её проявлять? Или цену решили сделать чуть менее приемлемой? Кто-то смог бы что-то с этим поделать в таком случае? Полагаю, вы знаете ответ.

Во-вторых, проблема т.н. «интеллектуальной собственности» в рамках социалистической модели просто не существует. А в ситуации пандемии она оказывается критической.

Да, собственно, это и до коронавируса было очевидно. Наиболее ярким был пример распространения СПИДа, когда необходимые лекарства очень долго просто не могли выпускать и поставлять для бедных стран, потому что они были «защищены» патентами фармацевтических корпораций, желавших получать сверхприбыли и не желавших знать ничего помимо этого.

Происходящее сейчас, в самый разгар пандемии, местами не менее прекрасно. К примеру, когда в европейских больницах, находящихся в самом эпицентре эпидемиологического взрыва, начали заканчиваться некие одноразовые фильтры для медицинских систем вентиляции (что это точно было, я не скажу – извините, не специалист), то отчаявшиеся местные просто начали печатать их на 3D принтере.

И вдруг выяснилось, что девайсы, которые им продавали по 30 тысяч у.е. за штуку, можно штамповать буквально за гроши. Ситуация была спасена. Но держатели патентов уже готовят многомиллиардные иски, грозя засадить людей в тюрьму до конца жизни. А ведь они – герои. Никто не знает, сколько человеческих жизней они спасли таким вот «злостным нарушением авторского права».

Ну, а Китай же просто взял и выпустил столько медикаментов, сколько было необходимо, таких, какие были необходимы, и по таким ценам, которые были необходимы. И сделал всё это оперативно.

В-третьих, это вопросы снабжения.

В условиях прекрасного эльфийского либерализма существует много мелких поставщиков, «свободно конкурирующих друг с другом». До определённого момента это работает. Но когда наступает действительно серьёзный кризис (тем более, подобный нынешнему), проконтролировать всю эту «рыночную среду» может только одна сила – Господь Бог.

Но Он этого делать не будет. И поставщики либо неизбежно вздуют цены (а как ты им запретишь-то, болезный?), либо сознательно начнут придерживать товар (как было в Санкт-Петербурге и Москве зимой 1917 года), либо попросту добросовестно не справятся с возросшей нагрузкой и погрузят систему снабжения в коллапс.

В социалистической системе такое невозможно. Даже если она имеет значительные капиталистические включения. Как минимум, потому, что её основой являются планирование и централизованное снабжение. И даже если население запаникует и сметёт с полок всю пресловутую гречку – дефицит будет централизованно же восполнен, как минимум за счёт чёткости действий. Более того, все спекулянты будут прекрасно знать, что они не «свободные предприниматели», а преступники, которых покарают.

В результате Китай устоял и в этом.

Вот такие дела. И это только три аспекта, а на самом деле их гораздо больше.

Я прекрасно понимаю, что моделируемая ситуация чрезвычайна. Но вот ведь в чём дело, мои маленькие атланты: именно в чрезвычайной ситуации по настоящему и проверяется эффективность. Банкротство феодализма когда-то показала великая чума. А с капитализмом как раз сейчас то же самое делает коронавирус.

Ну, а теперь главное. И это важно.

Превосходство одного типа хозяйствования над другим в нашем случае даже не в экономической структуре. Она – только часть общей картины. Это превосходство уклада. Превосходство формации. Превосходство способа производства. И вытекающей из всего этого модели организации общества.

Всё это сейчас буквально на глазах показывает свою прогрессивность. Показывает с такой наглядностью, что тут даже сказать особо нечего. Можно просто делать вид, что ты этого не замечаешь, чем многие сейчас и займутся практически наверняка.

Разумеется, пока преждевременно делать громкие заявления о том, что капитализм, дескать, «агонизирует». Будем реалистами – это не так. Но перспективы этой агонии уже вполне просматриваются, и её неизбежность – тоже.

Моровое поветрие – всего лишь мощный пинок, выбивающий человечество из зоны комфорта и максимально иллюстративно показывающий, что и чего стоит на самом деле. Своего рода «стресс-тест». Или «краш-тест». Это уж как пойдёт. Но результаты его предельно объективны.

Кто имеет зрение – тот увидит.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю