ДОСТОЕВСКИЙ И КОРОНАВИРУС

Валентин Катасонов 21.03.2020 13:00 | Альтернативное мнение 385

…и будут глады, моры и землетрясения по местам;
всё же это — начало болезней.

Мф. 24: 7-8

Пророческий дар Ф.М. Достоевского

Русского писателя Федора Михайловича Достоевского называют пророком.  Дар пророческого предвидения Достоевского, по мнению большинства исследователей его творчества, проявился прежде всего в том, что он предсказал трагические события «русских» революций и последующих событий 20-30-х годов прошлого века в нашей стране. Предсказания о русской смуте первых десятилетий ХХ века разбросаны у писателя по всем произведениям, особенно в романах «Преступление и наказание», «Бесы», «Идиот», «Братья Карамазовы». И, конечно, в «Дневнике писателя». Приведу пророческие строки Достоевского из его «Дневника писателя» за 1877 год.
«Предвидится страшная, колоссальная стихийная революция, которая потрясет все царства мира изменением лика мира всего. Но для этого потребуется сто миллионов голов. Весь мир будет залит реками крови». Это, как написано во многих исследованиях по творчеству Достоевского, о грядущей мировой войне 1914-1918 гг. и революциях, которые прокатились по всей Европе, о свержении монархий в Германии, Австро-Венгрии, России.

Особо пророческим считается роман «Бесы». Петра Верховенского и других членов группы заговорщиков из романа читатели небезосновательно воспринимали и воспринимают как предтеч революционеров, разжигавших пожар революции 1905-1907 гг. Федор Михайлович предвидел трагический перелом в истории России как минимум за четыре десятка лет до его наступления.  Однако, оказывается, пророчества Достоевского имеют гораздо большую глубину проникновения в будущее, чем это казалось нам еще недавно. Пророчества писателя простираются до нашего времени, до XXI века. Романы Достоевского и «Дневник писателя» следует воспринимать как метафизику мировой истории, объясняющую движущие ее силы, смысл, высвечивающую ее главные переломные моменты и конечную точку.

Нарастающий мировой хаос. Коронавирус

Мир и Россия вступают в новую полосу «турбулентности», которая может кончиться самой настоящей катастрофой для человечества и нашего народа. Окончание в мире «холодной войны», развал Советского Союза, стремительная глобализация всех сфер человеческой деятельности (экономическая, финансовая, информационная, культурная и др.), создание обширных интеграционных группировок (типа Европейского союза), размывание национальных суверенитетов, цифровизация человека и общества, прогрессирующий экуменизм (сближение и сращивание разных религий и конфессий с более отдаленной перспективой создания «единой мировой религии»),  успешное насаждение содомской «толерантности», резкая активизация борьбы с международным терроризмом (после событий 11 сентября 2001 года)  — вот лишь некоторые важнейшие особенности истории на отрезке длиной в четверть века (1991-2016 гг.). Все это яркое проявление того, что во многих произведениях Достоевского называется выстраиванием новой Вавилонской башни.
Не успели мы хотя бы в первом приближении осмыслить события на указанном отрезке новейшей истории, как мир начал вступать в новую фазу. К власти в Белом доме в 2016 году пришел Дональд Трамп. Неожиданно он выступил против глобализации, стал насаждать по миру протекционизм, вводить санкции против «неправильных» стран, обострять отношения США даже с теми странами, которые традиционно числились союзниками Вашингтона, ослаблять доллар – основу американской гегемонии и устоявшегося мирового финансового порядка. В мире усилился хаос, и понимать общий вектор мирового движения стало все сложнее.  И вот 2020 год начался с того, что главным пунктом мировой повестки дня стал коронавирус. Он стал восприниматься как глобальная угроза (вирусная пандемия), заставил правительства многих стран объявить чрезвычайное положение, в кратчайшие сроки поставил миллиарды людей под жесткий контроль (называемый невинным словом «карантин»).
Многие действия властей на новом отрезке мировой истории не только не являются продолжением предыдущей политики, но, наоборот, входят в жесткое противоречие с предыдущей политикой. Вместо глобализации мы видим изоляционизм (государства выставляют жесткие кордоны на границах – для людей, транспортных средств и отчасти даже для товаров). Вместо экономической либерализации и упования на «невидимую руку» рынка мы сегодня видим жесткую руку властей, действующих по логике, которая народу не очень понятна и которую называют  красивыми словами «борьба с пандемией», «карантин», «обеспечение инфекционной безопасности» и т.п. Новости о коронавирусе и борьбе с ним поступают из разных уголков планеты.  Одна новость противоречит другой, одна версия происхождения вируса исключает другую. В голове у обывателя полный калейдоскоп, «вирусные» картинки меняются постоянно, ни на чем постоянном зафиксировать свое сознание человек не в состоянии. Человек постепенно начинает терять душевное спокойствие, он боится и вируса, но он боится и «карантина», который ему уготовали заботливые власти и который он интуитивно воспринимает как мышеловку. В общем какой-то кошмар, в мозгу возникает «короткое замыкание»! «Все смешалось в доме Облонских» — так можно охарактеризовать турбулентные процессы на глобальном уровне, уровне отдельных государств, на уровне сознания отдельно взятого человека.

Взгляд Достоевского в XXI век. Современная интерпретация «Бесов»

А ведь наш великий писатель Федор Михайлович Достоевский об этом предупреждал. И пытался нам объяснить, как не допустить подобного кошмара.   Только сейчас начинаешь осознавать, что своих «Бесов», «Братьев Карамазовых» и прочие романы Достоевский адресовал не только своим современникам, но и нам, живущим в XXI веке.  Приведу лишь некоторые выдержки из его романа «Бесы» (слова принадлежат Петру Верховенскому, обращенные к Николаю Ставрогину):
Ставрогин, мы сделаем смуту – всё поедет с основ. Раскачка пойдет такая, какой еще мир не видал. Все рабы в рабстве равны…
Мы провозгласим разрушение… почему, почему, опять-таки, эта идейка так обаятельна! Но надо, надо косточки поразмять. Мы пустим пожары… Мы пустим легенды… Тут каждая шелудивая «кучка» пригодится. Я вам в этих же самых кучках таких охотников отыщу, что на всякий выстрел пойдут, да еще за честь благодарны останутся… Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам…
…каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное равенство. Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов.
Не нужно высших способностей – их изгонят или казнят…
Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы уморим желание; мы пустим пьянство, сплетни, доносы; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Все к одному знаменателю, полное равенство… Необходимо лишь необходимое – вот девиз земного шара отселе…
Все эти реформы нынешнего царства произвели то, что им нужно было произвести – волнения, а главное – беспорядок.
Беспорядок – чем хуже, тем лучше. Кажется, это вы сказали, что если в России бунт начинать, то непременно чтоб с атеизма.
Как только в наши руки попадет – мы, пожалуй, вылечим – и, если потребуется, мы на 40 лет в пустыню выгоним.
Но одно или два поколения разврата теперь необходимо, разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую трусливую, жестокую, себялюбивую мразь – вот чего надо! А тут еще свеженькой кровушки подпустить, чтобы попривык…

Не менее жесткие идеи относительно устройства «совершенного» общества высказывают и другие заговорщики. Например, такие «бесы», как Шигалев, Лямшин, Липутин, Виргинский и др. Вот, в частности, одна из таких «гениальных» идей:
А я бы… – вскричал Лямшин, – взял бы этих девять десятых человечества, если уж некуда с ними деваться, и взорвал их на воздух, а оставил бы только кучку людей, образованных…
Не очень, мягко выражаясь, грамотный Лямшин озвучил «гениальную» идею, которую уже в наше время озвучил Римский клуб – международная организация, созданная мировой закулисой и действующая в интересах мировой олигархической верхушки. В докладах Римского клуба звучит идея (облеченная в наукообразную оболочку), что, мол, людей на планете слишком много. Что «оптимальная» численность населения Земли должна составлять один миллиард. По отношению к нынешней фактической численности это примерно 12-13%. Получается почти точно по Лямшину!
Из рассуждений Петра Верховенского следует, что сначала в обществе надо создать хаос, волнения, беспорядок. Коронавирус идеально подходит в качестве инструмента для провоцирования подобной социальной турбулентности. «Бес» говорит, что надо пустить «легенды».  Коронавирус – одна из таких «легенд». Для того, чтобы легенда коронавируса эффективно работала, следует, как отмечается в «откровениях» «беса», максимально понизить образовательный уровень населения. Это у нас и делалось на протяжении последних 30 лет последовательно и постоянно. Желательно дополнить невежество людей оголтелым атеизмом. А народу вместо Церкви предлагается (даже навязывается) всяческий разврат (в описание которого я углубляться не буду). Достаточно, как говорит Петр Верховенский, подвергнуть разврату два поколения, и процесс будет необратим. Еще немного и у нас будет выполнена эта «норма».
И, конечно, всех (естественно за исключением «бесов» и их высших начальников) уравнять. Не только в невежестве и разврате, но также в бедности и нищете. Ибо нищими легче управлять. А в случае чего, их легче и уничтожать (т.е. реализовать «гениальную» идею Лямшина). А образное выражение насчет того, что при необходимости непокорных можно будет «полечить», выгнав их на сорок лет в пустыню? Это не только аллегория. Сегодня это можно понимать, как принудительное лишение свободы неугодных с помощью «карантина». Если надо, то и тюремного.
Ну, а когда хаос достигнет своего апогея, можно и нужно наводить порядок и устанавливать диктатуру. Во благо же «несчастного» народа. И будет она называться «перманентный карантин». Каждый гражданин будет контролироваться. Его передвижение и действия будут строго регламентироваться. Такие граждане будут находиться под надзором.  Те, кто будут отклоняться от установленных норм, будут отправлены за решетку. Там тоже «карантин».  Помимо технических средств контроля будут использоваться доносы (о чем говорил Петр Верховенский).  Власть потребует полного карантина, но при этом она не гарантирует, что сумеет всех находящихся под карантином обеспечить. Карантин может напоминать осажденную крепость, из которой свободного выхода не будет. Как известно из истории, во многих осажденных крепостях люди умирали от голода. Где гарантия, что под видом всеобщего карантина власти не уморят людей голодом? Может быть, власти таким образом и собираются избавиться от девяти десятых всех людей, как это советовал Лямшин в «Бесах»?
Впрочем, у «бесов» имеются и другие методы избавиться от девяти десятых человечества. С помощью вакцин и прививок, которые якобы будут защищать людей от коронавируса и всякой иной «заразы» (которой в секретных лабораториях разработано столько, что хватит на создание паник на ближайшее тысячелетие). Но, как известно, вакцины и прививки разрабатываются в лабораториях, которые патронируются и финансируются Фондом Гейтса. Миллиардер Билл Гейтс сегодня уже больше ассоциируется не с компьютерным бизнесом (как основатель компании Apple), а как «общественный деятель», который, с одной стороны, «озабочен здоровьем населения планеты», а, с другой стороны, озабочен тем, что людей на планете слишком много. Не для кого не секрет, что разрабатываемые в подконтрольных лабораториях вакцины и прививки призваны не спасать людей от коронавируса и иных зараз, а отправлять на тот свет. Небезосновательно многие эксперты намекают на то, что Билл Гейтс причастен к нынешней спецоперации под кодовым названием «Коронавирус».

«Великий инквизитор»: мировой порядок с помощью «карантина»

Еще больше ассоциаций с сегодняшним днем возникает при чтении такого произведения Достоевского, как «Братья Карамазовы». Особо следует обратить внимание на ту часть романа, которая называется «Великий инквизитор» (поэма, придуманная Иваном Карамазовым). Старик-инквизитор, как мы помним, говорит Христу, что человек по своей природе «слаб» и очень тяготится своей свободой. Он (человек) с большой радостью готов обменять свободу на хлеб и спокойствие. И, как заявляет Великий инквизитор, католическая церковь, взявшая курс на строительство царства земного, готова и способна произвести такой обмен: «О, никогда, никогда без нас они не накормят себя! Никакая наука не даст им хлеба, пока они будут оставаться свободными, но кончится тем, что они принесут свою свободу к ногам нашим и скажут нам: „Лучше поработите нас, но накормите нас“. Поймут наконец сами, что свобода и хлеб земной вдоволь для всякого вместе немыслимы, ибо никогда, никогда не сумеют они разделиться между собою! Убедятся тоже, что не могут быть никогда и свободными, потому что малосильны, порочны, ничтожны и бунтовщики».
Еще очень важный фрагмент поэмы: «Но стадо (человеческое – В.К.) вновь соберется и вновь покорится, и уже раз навсегда. Тогда мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ, какими они и созданы. О, мы убедим их наконец не гордиться, ибо ты вознес их и тем научил гордиться; докажем им, что они слабосильны, что они только жалкие дети, но что детское счастье слаще всякого. Они станут робки и станут смотреть на нас и прижиматься к нам в страхе, как птенцы к наседке. Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо. Они будут расслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют, глаза их станут слезоточивы, как у детей и женщин, но столь же легко будут переходить они по нашему мановению к веселью и к смеху, светлой радости и счастливой детской песенке. Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками. О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети за то, что мы им позволим грешить. Мы скажем им, что всякий грех будет искуплен, если сделан будет с нашего позволения; позволяем же им грешить потому, что их любим, наказание же за эти грехи, так и быть, возьмем на себя. И возьмем на себя, а нас они будут обожать как благодетелей, понесших на себе их грехи пред богом. И не будет у них никаких от нас тайн. Мы будем позволять или запрещать им жить с их женами и любовницами, иметь или не иметь детей — всё судя по их послушанию — и они будут нам покоряться с весельем и радостью. Самые мучительные тайны их совести — всё, всё понесут они нам, и мы всё разрешим, и они поверят решению нашему с радостию, потому что оно избавит их от великой заботы и страшных теперешних мук решения личного и свободного. И все будут счастливы, все миллионы существ, кроме сотни тысяч управляющих ими. Ибо лишь мы, мы, хранящие тайну, только мы будем несчастны».
Примерно на пятнадцати страницах романа мы читаем монолог Великого инквизитора, в котором он излагает план построения нового мирового порядка. Порядка, в котором человечество превратится в стадо существ, добровольно обменявших свою свободу на «хлеба» и покой. То, что мы сегодня наблюдаем в мире, напоминает проект создания мирового «карантинного» царства, управляемого небольшой горсткой вождей типа Великого инквизитора (конечно, нынешние вожди даже формально не будут иметь никакого отношения к католицизму). Нынешние Великие инквизиторы проявляют трогательную «заботу» о человечестве, пугая его ужасами пандемии. И заталкивая человечество в загон под названием «карантин». Перечитайте небольшую главку «Великий инквизитор», она поможет вам лучше понять подоплеку нынешнего ажиотажа вокруг коронавируса.  Нынешние власти проявляют лицемерное радение о человечестве, о его защите от рукотворной и во многом надуманной пандемии. Но, как многие интуитивно чувствуют, такие радения ведут к установлению железной диктатуры. Сначала в рамках отдельных государств. А затем в одночасье национальные суверенитеты исчезнут, пограничные столбы будут демонтированы, и пред нами предстанет одна планетарная тюрьма с разбросанными по всей Земле многочисленными корпусами и палатами, некогда возникшими на почве отдельных государств.   Иначе говоря, благими заявлениями о «борьбе с пандемией коронавируса» мостится дорога в мировой концлагерь. А когда мировой концлагерь будет в основном и целом уже построен, начнется последняя страница мировой истории – явление Всемирного инквизитора, которого принято называть «антихристом».  Эта страница подробно и ярко (хотя и весьма иносказательно) описана в последней книге Священного Писания – Откровении Иоанна Богослова.

Сон Родиона Раскольникова

Помимо общих размышлений писателя и его героев о будущем человечества, которое завершится созданием мировой тюрьмы, в романе «Преступление и наказание» мы находим один прелюбопытный сюжет, который имеет непосредственное отношение к теме сегодняшнего коронавируса. Речь идет о последнем сне Родиона Раскольникова. Напомню, что в романе имеется несколько сюжетов, которые литературоведы называют «сны Раскольникова» (всего пять снов). Нас в контексте обсуждаемой темы интересует последний сон — на каторге (Эпилог. Часть II).  Приведу этот фрагмент романа:
«Он (Родион Раскольников – В.К.) пролежал в больнице весь конец поста и Святую. Уже выздоравливая, он припомнил свои сны, когда еще лежал в жару и бреду. Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, — но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались. Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса».

Сон Раскольникова и «пандемия коронавируса»

Виденное Раскольниковым в этом сне удивительно напоминает сегодняшнюю картину в мире, впавшем в беснование под названием «Пандемия коронавируса».
Мы читаем о «страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу». «Моровая язва» — коронавирус. «Идущая из глубины Азии на Европу» — из Китая в остальные страны мира, включая Россию.
«Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных». – Даже канцлер Германии Ангела Меркель стращает всех, что 70 процентов населения планеты заразится коронавирусом. Конечно же, заражаться будут, прежде всего, бедные, жизнь которых протекает в толпе (общественный транспорт, рынки и магазины, работа в помещениях с десятками и сотнями других работников и т.д.). Богатые, «весьма немногие, избранные» и до вирусной паники, особенно не контактировали с большими массами людей. А уж сегодня они тем более сумеют пересидеть в своих дворцах и богатых виллах.
И далее: «…новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими». Удивительное прозрение великого Достоевского, который показывает и подсказывает, что нынешняя эпидемия, в первую очередь, не вирусная, а информационная, идейная и, в конечном счете, духовная.  Разве мы не видим, как сегодня люди подпадают под гипнотическое действие СМИ, пугающих людей «пандемией коронавируса» и как они в конце концов становятся «бесноватыми и сумасшедшими»? И это не единичные случаи, таких людей сегодня миллионы и миллионы: «Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали».
Достоевский через своего героя Раскольникова показывает, что люди становятся «бесноватыми и сумасшедшими» по той причине, что возомнили себя «умными», а «умными» они стали потому, что уверились в выводах науки: «Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований». Итак, наука сделала их «умными и непоколебимыми в истине». Нынешние миллионы и миллионы поверили в пандемию коронавируса потому, что этот «приговор» освящен выводами «науки» и заключением Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).
Но вот что удивительно. Несмотря на освящение вирусного «приговора» наукой, Нобелевскими лауреатами, чиновниками ООН и ВОЗ, у людей все-таки на подсознательном уровне сохраняется ощущение, что что-то не так. Особенно это сомнение усиливается в связи с тем, что в хоре ученых и чиновников слышится какая-то какофония.  Каждодневно поступают новости и экспертные заключения, которые между собой не «бьются» и даже взаимно исключают друг друга: «Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать». Многие, свято верившие в «науку» и доверявшие «научным авторитетам» почувствовали, что у них уходит почва из-под ног.  Беснование переход в активную, буйную форму («всякий… бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки»). Не знаю, как вы, уважаемый читатель, я уже неоднократно за последние дни сталкивался с такими буйными бесноватыми, пораженными «информационным вирусом».
Последующая часть сна Раскольникова – то, что еще не произошло до сегодняшнего дня. Но что может произойти.
Будет установлено чрезвычайное положение: «В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге». Впрочем, во многих странах оно уже установлено. Так, американский президент Дональд Трамп 13 марта объявил чрезвычайное положение в США в связи с угрозой распространения коронавируса. Примерно также как было объявлено чрезвычайное положение в Америке после событий 11 сентября 2001 года. Под предлогом борьбы с терроризмом 19 лет назад был установлен тотальный контроль над населением страны. Нынешнее чрезвычайное положение сделает этот контроль еще более жестким. Старший Брат получил дополнительные полномочия следить за поведением и мыслями каждого гражданина. Не исключаю, что и в России также будет введено чрезвычайное положение. Может быть, даже такое, которое станет бессрочным.
А далее могут начаться убийства: «Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга». Впрочем, и сегодня мы уже имеем многочисленные примеры «бессмысленной злобы», доходящей если не до убийств, то до рукоприкладства. Так, в феврале по Украине прокатилась волна протестов и пикетов. Они были вызваны тем, что власти страны стали размещать в некоторых населенных пунктах на карантин своих сограждан, которых стали эвакуировать из Китая в связи с коронавирусом.  В частности, автобусы с эвакуированными забрасывали камнями, а дороги перегораживали бетонными блоками.
Время от времени люди будут приходить в чувство, понимая, что надо остановить буйство толпы, остановить хаос. Но у них ничего не будет получаться: «Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, — но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались». Как можно понять из этого фрагмента, люди будут пытаться самоорганизовываться. В последние годы (еще до начала нынешней истории коронавируса) большинство таких попыток (создание новых политических партий, движений, обществ, союзов, фронтов и др.) заканчивались провалами. Новые движения и союзы также могут быть обречены на неуспех. И дело может кончаться не просто развалом этих движений и союзов, а тем, что бывшие союзники и единомышленники начнут «обвинять друг друга, драться и резаться».
Наконец, может быть заблокирована хозяйственная деятельность: «Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие». Впрочем, часть этого предвидения уже практически была реализована сегодня. Так, по некоторым оценкам, в Китае в феврале этого года производство товаров и услуг в связи с повсеместными карантинами сократилось вдвое (на данный момент, т.е. середину марта этот показатель оценивается в 80%).
В итоге – уничтожение национального богатства и голод, который уж точно довершит уничтожение большей части людей: «Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше».
И вот концовка сна Раскольникова: «Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса». Здесь намек на то, что спастись смогут лишь те немногие, кто будет иметь иммунитет против той «невиданной моровой язвы». Как сказано в Священном Писании: «Многие сотворены, но немногие спасутся» (3 Езд.8:3).

Что делать? Двоякая трактовка сна Раскольникова

Сон Родиона Раскольникова – одно из ярких подтверждений того, что произведения Достоевского действительно относятся к жанру литературной эсхатологии (эсхатология – религиозное учение о кончинах мира и человека). Сон Раскольникова – также антиутопия. Но, на мой взгляд, сильнее и глубже, чем даже антиутопии Джорджа Оруэлла («1984») или Олдоса Хаксли («Дивный новый мир»).    У последних – дар воображения и острая интуиция, у Достоевского – дар пророчества, об источнике которого мы можем только догадываться (тех, кто интересуется этим вопросом, отсылаю к работе Льва Шестова «Пророческий дар.  К 25-летию смерти Ф. М. Достоевского»)
Впрочем, известно, что даже пророчества великих мужей, которых предостаточно в Священном Писании, не всегда тут же сбывались. Ведь пророки в первую очередь призывали народ к покаянию. И их грозный глас предупреждений отрезвлял народ, а пророческое событие отодвигалось на будущие времена.
Сон Раскольникова можно воспринимать двояко. И как сбывающееся пророчество, которое можно трактовать буквально – как нынешнюю эпидемию коронавируса. И как притчу, которая раскрывает духовную природу нынешней «вирусной» вакханалии. Еще раз напомню, что в романе о вирусах, явившихся во сне, сказано: «Но эти существа были духи, одаренные умом и волей». И эти «вирусы» намного страшнее, чем нынешний вирус под названием COVID-19. Если сумеем справиться с «вирусами», «одаренными умом и волей», то COVID-19 исчезнет сам собой.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю