Бои за Прагу: кто освобождал город и как Конев спас его от тотального разрушения

Владимир Тихомиров 16.04.2020 16:23 | История 46

 

Накануне 75-летия Великой Победы в Праге убрали памятник маршалу Ивану Коневу, а ведь благодаря Коневу город был спасен от тотального разрушения. Члены районного совета Прага-6 постановили перенести монумент в один из музеев, а на месте поставить новый памятник освобождению. Как он будет выглядеть, неясно. МИД РФ назвал действия муниципалитета возмутительными и циничными. Но староста района Ондржей Коларж только добавил масла в огонь, «пошутив», что у памятника не было маски, а правила должны быть едины для всех. Еще раньше чехи смогли себя убедить в том, что ничем не обязаны погибшим советским воинам: дескать, Красная армия вовсе и не освобождала Прагу. Владимир Тихомиров напоминает, как обстояли дела на самом деле и кому Прага обязана своим спасением 75 лет назад. 

Когда состоялось последнее сражение Второй мировой войны в Европе? Ответ на этот, казалось бы, простой вопрос знает каждый школьник: известно же — 9 мая в Берлине! Но это не совсем так. Война в Европе закончилась 11 мая 1945 года, когда три советских фронта завершили окружение в Чехии армейской группы «Центр» фельдмаршала Шернера, которая насчитывала 860 тысяч бойцов. Собственно, освобождение Праги и было составной частью этого мощного маневра Красной армии — последней крупной операции советских вооруженных сил в Европе.

В современных чешских учебниках истории об окружении группы «Центр» не говорится ни слова, а Пражская операция 1-го Украинского фронта называется «броском на Прагу». Дескать, освобождение города началось самими пражанами, которые подняли восстание еще 5 мая — до подхода советских войск. Кроме того, в освобождении Праги приняли участие и власовцы — 1-я дивизия РОА.

А как же Красная армия? А Красная армия просто вошла в город. Впрочем, с таким отношением сталкивался и сам маршал Конев, командующий 1-м Украинским фронтом, который в своих мемуарах писал:

Пражская операция отнюдь не носила символического характера, как это иногда пытаются изобразить на Западе. Нам предстояла серьезная борьба с большой группировкой вооруженных сил Германии, на которую делало ставку «правительство» Деница, рассчитывая, что спасение этой группировки даст возможность хотя бы еще на какое-то время продлить существование Третьего рейха.

Последний бастион Третьего рейха

Кстати, именно маршалу Коневу столица Чехии вообще обязана своим послевоенным существованием в ее знаменитом «средневековом» виде. Именно маршалу Коневу приходилось оберегать Прагу от американских бомб, поскольку наши союзники регулярно помещали ее в перечень стратегических объектов для бомбардировок — ведь все годы войны многочисленные чешские предприятия исправно снабжали вермахт оружием и боеприпасами.

Но, поскольку Прага находилась в полосе действий советских войск, все объекты для налетов авиации должны были согласовываться с командованием 1-го Украинского фронта. И маршал столь же систематически вычеркивал Прагу из американского перечня объектов, подлежащих такому же тотальному уничтожению, как сожженные дотла Дрезден или Магдебург.

Маршал Конев приветствует вошедших в Прагу красноармейцев | Фото: Karel Hájek

Кстати, как потом выяснилось, тотальное уничтожение Праги никак не помогло бы подорвать экономический потенциал Третьего рейха. Главный чешский секрет был раскрыт случайно, в ходе наступления на мощную дрезденско-герлицкую группировку противника.

Командующий 4-й гвардейской танковой армией 1-го Украинского фронта генерал Дмитрий Лелюшенко вспоминал, что продираться через Рудные горы приходилось с самыми ожесточенными боями:

Враг отступал с боями, цепляясь за каждый выгодный рубеж и устраивая в узких местах, на перевалах и в теснинах завалы и минные заграждения.

Наиболее ожесточенное сопротивление 4-й гвардейской танковой армии было оказано на рубеже городов Фрейберг и Одеран. Генерал Лелюшенко вспоминал:

Чтобы лучше ориентироваться на незнакомой всем нам местности, я под утро 7 мая взобрался на пограничную вышку. Карта резко не соответствовала местности. На восточных скатах Рудных гор был виден целый лес заводских труб, а на карте не значилось никаких предприятий. Не сбились ли мы с направления? Компас не работал, так, оказывается, всегда бывает в богатых залежами металлов Рудных горах. Но как только наступил рассвет, стало ясно, что идем мы в нужном направлении — на восток. Что же касается заводов, то вскоре и это выяснилось: сюда гитлеровцы во время войны перебазировали из Германии много предприятий, надеясь уберечь их здесь от бомбардировок с воздуха.

Именно поэтому гитлеровцы стянули и такое огромное количество войск — группу армий «Центр», надеясь создать в Чехословакии последний бастион Третьего рейха, запасную базу для «Новой Германии».

Карта наступления советских войск на Прагу

Для разгрома группы «Центр» и была разработана Пражская операция — стремительный бросок войск 1-го Украинского фронта от Берлина на юг — к Праге. В тот самый момент, когда гитлеровцы этого менее всего ожидали. Считалось, что все силы Красная армия бросит на штурм Берлина.

Как писал генерал Дмитрий Лелюшенко, удар по немецкой обороне «Протектората Богемия и Моравия» — так в Третьем рейхе именовали Чехию — был неожиданным и стремительным.

Радостно было наблюдать, как наши танки, а их в обоих передовых отрядах было почти полторы сотни, шли «углом вперед». Огнем с ходу, ударом брони и гусеницами взламывали они оборону противника. Видно было, как пылали вражеские машины, разваливались пушки от огня наших танков и орудий, по полю в беспорядке металась фашистская пехота, а отдельные группы поднимали руки вверх. Враг был ошеломлен. Гитлеровцы не ожидали удара с этой стороны.

Май, дружба, братство

С другой стороны к Праге пробивались 1-я гвардейская конно-механизированная группа 2-го Украинского фронта под командованием генерала Иссы Плиева. Путь к чешской столице лежал через город Брно. Генерал в воспоминаниях писал:

Вот какую картину я наблюдал на одной из улиц в западной части Брно, где сражался 7-й мехкорпус. Наш тяжелый танк, раздавив немецкий дзот, двинулся было к другому, но вдруг запылал, подожженный фаустпатроном. Из него начали выпрыгивать танкисты. Прижимаясь к мостовой, они стали стрелять по врагу из автоматов. И вдруг один из них пополз вперед, прямо под пули. Товарищи прикрывали его огнем. Обратно он вернулся с маленьким чешским мальчиком. Оставшись на улице один, он громко плакал у стены дома. Говорят, после боя нашлись его родители и горячо благодарили наших танкистов. Они вышли из подвалов и бомбоубежищ приветствовать своих освободителей — советских воинов. Нас встречали восторженно, хлебом-солью, цветами… Усталые, запыленные, покрытые пороховой гарью, солдаты переходили из одних объятий в другие. То здесь, то там вспыхивали стихийные митинги. Это была настоящая манифестация дружбы и братства двух народов. И она навсегда осталась в моей памяти как одно из самых ярких, впечатляющих событий.

Генерал Исса Плиев

Бои за город

На рассвете 9 мая Прага была окружена войсками 1-го, 4-го и 2-го Украинских фронтов. Сразу после 80-километрового броска в бой рванулись две танковые армии 1-го Украинского фронта, наступавшие с севера.

Генерал Дмитрий Лелюшенко вступление в Прагу запомнил на всю жизнь:

Вот и юго-западная окраина Праги. Мы получили по радио от М.Г. Фомичева донесение, из которого следовало, что его бригада уже в столице Чехословакии. В 3 часа 9 мая она вступила в центр Праги и теперь вела бой с фашистами у здания генерального штаба. Один из ее батальонов воспрепятствовал эсэсовцам взорвать заминированный мост через Влтаву и вышел на ее восточный берег, а другой под командованием М.Ф. Коротеева выбивал гитлеровцев из пражского Кремля.

К 4 часам утра в южные районы Праги вошла и конно-механизированная группа генерала Плиева:

Перед рассветом 9 мая дал сигнал к последнему наступлению и я. Части 7-го гвардейского механизированного корпуса на предельной скорости атаковали заслоны гитлеровцев и прорвались в район Вельки-Битеш. Развивая стремительное наступление вдоль шоссе Брно — Прага, части корпуса сметали со своего пути слабо управляемые разрозненные группировки ошеломленного противника.

Вечером того же дня последовал третий удар по Праге — 7-й гвардейский механизированный корпус генерал-лейтенанта Каткова, совершив почти 100-километровый марш-бросок, вошел в столицу Чехословакии с юго-востока.

Бои за город были нешуточными. Так, первым в Прагу ворвался танк Т-34 с бортовым номером № 24 под командованием гвардии лейтенанта Ивана Гончаренко из 1-го батальона 63-й гвардейской танковой бригады 10-го гвардейского Уральско-Львовского добровольческого танкового корпуса. И с ходу вступил в бой. Члены экипажа танка Т-34 рассказывали:

В третьем часу ночи вступаем в город. Все три машины идут по незнакомым улицам. Поперек одной из них — баррикада. Ликующие повстанцы вскакивают на броню, обнимают, целуют нас. Комок подкатывается к горлу. Противника пока нет… По крутому спуску двигались мы к Влтаве, чтобы захватить мосты и не дать отступавшим гитлеровцам их разрушить. Наш танк на подходе к реке оказался головным. И вот здесь, вблизи Манесова моста, мы приняли последний бой.

Тот самый Т-34 с бортовым номером №24 | Фото: VHÚ Praha

А вот как вспоминал бои за Прагу Николай Михайлович Бугров, который в мае 1945 года командовал взводом мотопехоты 62-й танковой бригады:

Ночная Прага встретила нас отблесками пожара и стрельбы. Мы подъехали к столице с северо-западной стороны. Отсюда никто нас не ожидал: ни восставшие, ни немцы. Солдаты подчиненного мне взвода держатся ближе к домам и тяжело шагают по брусчатой мостовой. Улица, по которой мы идем, словно вымерла — не слышно ни единого звука, не видно ни одного человека. Вдруг раздаются выстрелы и взрывы гранат. Невольно прижимаюсь к стене. Вижу: на окне осторожно отодвигается уголок занавески, и к стеклу прильнуло лицо женщины. Она всматривается в темноту улицы и сокрушенно вздыхает: «О, Езус Мария, когда это кончится». Робкий рассвет начинающегося дня 9 мая застал нас в центре города, среди битого стекла витрин магазинов. Через некоторое время солнце брызнуло издалека ослепительным светом по черепичным крышам и позолоченным куполам костелов. Взвод собрался на узкой и пустынной улице. Из подъезда, оглядываясь по сторонам, выскочила молодая женщина и замерла от страха: в нескольких шагах стояли мы — в незнакомой ей военной форме. От нас отделился молодой солдат и подошел к ней:
— Пани, дайте воды!
Чешская женщина, не отрывая взгляда от маленькой красной звездочки на пилотке и орденов на гимнастерке, пыталась понять солдата: язык напоминал ее родной. Она не ответила, а побежала в подъезд. Послышался ее громкий, взволнованный голос:
— Руде Армада в Праге! Русские братья пришли!

Подбитый советский танк в центре Праги сразу после боевых действий | Фото: Военный альбом

Местные жители помогали советским бойцам отыскивать гитлеровцев, не успевших убежать.

После первой встречи с местными жителями взвод тогда пошел дальше. Не опасаясь нападения, мы шли посреди улицы, приближаясь к площади. Неожиданно на одной из башен церкви глухо огрызнулся пулемет. В то же мгновение мы увидели девочку на мостовой. Вокруг нее трассирующие пули ощупывали каждый камень.
— Снять пулеметчиков! — скомандовал я.
Прижимаясь к стенам домов, бойцы открыли из автоматов огонь по башне. Гитлеровцы, оставив ребенка в покое, стали отстреливаться. Перебегая от укрытия к укрытию, я кинулся к девочке. Поднял ее легкое неподвижное тельце и одним броском достиг безопасного места. Девочке было семь лет. Придя в себя от испуга, она рассказала, что отец ее на баррикадах, а мать дома больная. Из окна она увидела, как несколько гитлеровцев с пулеметом, завидев русских, быстро скрылись в церкви. Чтобы сообщить об этом советским солдатам, она выскочила навстречу, а фашисты, заметив ее, начали стрелять…

Жители Праги встречают советских танкистов | Фото: Военный альбом

Восстание жителей Праги и помощь власовцев

А как же власовцы? Как же восстание жителей Праги? Что ж, восстание действительно было. В апреле 1945 года, когда исход войны уже ни у кого не вызывал сомнений, чешские политики, которым вовсе не хотелось числиться в немецких пособниках, создали в Праге сразу несколько «центров сопротивления». С одной стороны, действовали отряды «Повстанческого командования Бартоша» во главе с самим генералом Франтишеком Бюргером-Бартошем, который ориентировался на США.

С другой стороны, на власть претендовал и просоветский Чешский национальный совет, который координировал деятельность коммунистов и социалистов. Возглавлял ЧНС доктор философии и профессор чешской и словацкой литературы Братиславского университета Альберт Пражак. Интересно, что президент Протектората Богемия и Моравия Эмиль Гаха вел переговоры с ЧНС, а премьер-министр Протектората Рихард Бинерт сотрудничал с Бартошем.

Баррикады на улицах города, построенные восставшими

Когда Красная армия пошла на штурм Берлина, пражские «подпольщики» сообразили, что наконец-то пришло время для сопротивления.

Правда, тогда чехи больше рассчитывали на помощь американцев: части генерала Паттона находились всего в 80 км от Праги, тогда как передовые части 1-го Украинского фронта Красной армии были в 150 км, в районе Дрездена. Но была одна закавыка: чехи не знали, что к маю 1945 года страны-победительницы уже поделили Европу на зоны «ответственности». И Прага должна была стать советской. Так что, возможно, генерал Джордж Паттон был бы не против войти в историю как освободитель Праги, но главнокомандующий вооруженных сил США в Европе Дуайт Эйзенхауэр категорически не хотел ссориться со Сталиным из-за чехов.

Тем не менее чехи решили поставить американцев и русских перед фактом свершившегося восстания. Конечно, шансов у чешских повстанцев было очень мало — в Праге был дислоцирован 10-тысячный немецкий гарнизон под командованием генерала Рудольфа Туссена.

И в этот момент и пришла помощь со стороны власовцев: 29 апреля в 50 км северо-западнее Праги появилась 1-я пехотная дивизия РОА под командованием генерал-майора Сергея Буняченко (бывшего командира 59-й отдельной стрелковой бригады РККА). Это была вполне серьезная сила: в дивизии насчитывалось около 18 тысяч бойцов, на вооружении имелись 10 танков, самоходные установки, легкая и тяжелая артиллерия.

Разрушенный центр Праги | Archiv hl.m. Prahy

Генерал-майор Сергей Буняченко в Праге появился не просто так — власовцы, дезертировав с фронта, шли на запад сдаваться в плен американцам. Узнав, что в Праге готовится восстание в помощь наступающим англо-американским силам, Буняченко решил показать себя перед американцами. И утром 5 мая представители командования 1-й дивизии РОА и представители «Комендатуры Бартош» заключили соглашение «О совместной борьбе против фашизма и большевизма», согласно которому чешские власти после победы обещали дать власовцам статус союзников и политическую защиту. Прочим группам «сопротивления» не оставалось ничего, кроме как присоединиться.

Восстание в Праге началось 5 мая 1945 года около 11 часов утра, когда сам премьер-министр Рихард Бинерт по радио заявил о ликвидации нацистского протектората:

Пражане, мы зовем вас в бой за Прагу, за честь и свободу народа! Стройте баррикады! Будем сражаться! Союзные армии приближаются! Надо выдержать, остаются всего лишь часы. Выстоим! Вперед, в бой!

На улицах города закипели ожесточенные бои. Повстанцы захватили центральный телеграф, электроцентраль, мосты через Влтаву, железнодорожные вокзалы со стоящими там эшелонами, в том числе немецкие бронепоезда. За несколько часов в городе было построено более полутора тысяч баррикад.

Новость о восстании в Праге привела в бешенство командующего группой армий «Центр» фельдмаршала Фердинанда Шернера. Он отдал приказ генералу Туссену во что бы то ни стало подавить восстание.

Чешские повстанцы ведут предателя Карела Чурду, агента гестапо | Фото: Wikimedia

Но тут гитлеровцы и натолкнулись на солдат 1-й дивизии РОА, которые быстро изменили расстановку сил на поле боя. Власовцы за несколько часов заняли всю западную часть Праги и рассекли город на 2 части.

Генерал Туссен не был ни фанатиком, ни дураком. Он и сам хотел сдаться американцам, прекрасно понимая, что Германия разгромлена, а оборонять Прагу нет никакого смысла. Поэтому он послал парламентеров в штаб восстания и предложил им сдать город в обмен на право свободного выхода из Праги всех немецких солдат с оружием в руках.

В этот самый момент в Праге произошел очень неприятный для власовцев переворот: в ночь на 8 мая в город прибыла разведка 16-й американской бронетанковой дивизии под командованием полковника Роберта Пратта. Американцы сообщили чехам, что город будут брать части Красной армии. И власть в штабе восстания тут же поменялась: во главе повстанцев стал «просоветский» Чешский национальный совет.

Советские войска в Праге | Фото: Военный альбом

После этого для генерала Буняченко участие в восстании потеряло всякий смысл — еще накануне руководители ЧНС, не желавшие «запятнать» свою репутацию сотрудничеством с власовцами, заявили, что не признают никаких договоренностей с РОА. И уже утром 8 мая солдаты 1-й дивизии РОА покинули чешскую столицу.

А через несколько часов в Прагу вернулись гитлеровцы — солдаты сборной группировки войск СС под командованием командующего войсками СС в Богемии и Моравии группенфюрера СС графа Карла-Фридриха фон Пюклер-Бургхауса. И страшно даже представить, что сделали бы эсэсовцы с мирными жителями чешской столицы, если бы не подоспевшие части Красной армии, которые рано утром 9 мая атаковали эсэсовцев сразу с двух, а потом и с трех направлений.

Сдавайтесь русским

Именно уничтожение эсэсовцев фон Пюклера и стало последним сражением Второй мировой войны в Европе. Бежав 9 мая из Праги, уже через сутки его потрепанное воинство достигло демаркационной линии между оккупационными зонами. Узнав, что фельдмаршал Фердинанд Шернер, командующий группой армией «Центр», сдался американцам, фон Пюклер решил поступить аналогичным образом — он надеялся, что Вашингтон оценит их планы создания в Чехии опорной базы для борьбы с большевизмом.

Он вступил в переговоры с командованием 3-й армии США. Но американцы отказали ему: дескать, сдавайтесь в плен русским. Тогда Пюклер приказал солдатам занять холм возле деревни Сливице, организовав на вершине холма крепость — буквально за ночь эсэсовцы вырыли систему окопов и пулеметных гнезд для круговой обороны, закопали в землю оставшиеся орудия и танки. Дескать, мы еще повоюем. В ответ Красная армия просто стерла с лица земли весь холм.

Карл-Фридрих фон Пюклер-Бургхаус

Как писал военный корреспондент «Красной Звезды», «с рассветом 12 мая, подтянув за ночь всю артиллерию корпуса, наши открыли ураганный огонь. Реактивные установки «катюша» били не переставая до наступления темноты. «Яки» 112-го гвардейского истребительного авиаполка весь день висели над позициями противника. Самолеты садились, только чтобы пополнить боекомплект, и снова взлетали. Ночью вновь пошли в атаку. Графа Пюклера нашли в его штабном окопе застрелившимся».

Еще через несколько дней американцы выдали и фельдмаршала Фердинанда Шернера. Но его не расстреляли, как многих. В феврале 1952 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Шернера к 25 годам заключения в советских лагерях. Через два месяца указом Президиума Верховного совета СССР приговор был сокращен до 12,5 лет заключения, а через 3 года он был отпущен в ФРГ.

* * *

Советские войска маршируют по главным улицам Праги | Фото: MZV ČR

Интересна и судьба генерала Буняченко, который попытался связаться с американским командованием, чтобы добиться права перехода дивизии на американскую территорию. Попытка эта не увенчалась успехом. Дивизия должна была оставаться на месте, на нейтральной, вернее, еще не занятой советскими войсками территории.

11 мая советские танки показались вблизи деревни Хводжианы, где размещался штаб 1-й дивизии РОА. «Господам офицерам» РОА пришлось срочно перебираться в близлежащий лес. В конце концов, дивизия была расформирована, а солдаты решили уходить на Запад мелкими группами.

Вскоре Буняченко был арестован американцами, а уже 15 мая его и начальника штаба дивизии Николаева американские солдаты передали командованию 25-го танкового корпуса Красной армии. 1 августа 1946 года он по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР был повешен во дворе Бутырской тюрьмы.

Сейчас на главной
Статьи по теме

Лента новостей

Популярное за неделю