Без права на ошибку

kajaleksei 20.12.2019 16:18 | Наука и техника 66

Уже давно (иногда) пишу заметки на производственные и смежные темы: «Сказка про советский станок»«Как зарезать курицу…»«Кадровое истощение»«Особенности отечественной разработки»«Организация и реформы производства»«Реквием о советском ВПК» , «Корпоративный каннибализм»«Об управленческой катастрофе»«Бессилие ракет»«Нюансы отечественного очковтирательства»«Лазерное очковтирательство»«О советской предусмотрительности»

Решил немного затронуть некоторую организационную диверсию заложенную под ВПК еще в бытность СССР, в рамках ГОСТов СРПП ВТ (ГОСТ В 15.2ХХ), а так же в прочей сопутствующей НТД, и старательно повторенную уже в буржуазной РФ в системе СРППП ВТ (ГОСТ РВ 15.2ХХ). Суть ее в том, что государственными стандартами, в рамках ОКР, по умолчанию предусмотрена абсолютно безошибочная работа всех конструкторов. При этом, практически исключается возможность допущения существенных просчетов и ошибок (в то время, как в рамках НИР, к примеру, даже полная неудача является вполне качественным и легитимным результатом). Причем, ситуация дополнительно усугубляется практически полным прекращения НИР, выполняемых в рамках ГОЗа. Объяснить такое явление можно только злым умыслом и/или злокачественным перфекционизмом.

Чисто теоретически, в рамках могучего советского ВПК, на реализацию этих прекрасных принципов еще можно было бы надеяться (особенно, при условии проведения предварительных полномасштабных НИР, с разработкой, изготовлением и всесторонним испытанием экспериментальных образцов). С практической же точки зрения, этот маразм, даже в советское время, вел только к бессмысленным, никому не нужным, конфликтам между Заказчиком и представителями ВПК (хотя и не имел серьезных последствий из-за особенностей устройства социалистической экономики). А в конечном счете, приводил к снижению качества разработки изделий ВиВТ. Сейчас же, подобная безошибочная работа невозможна в принципе, по следующим причинам:

1. Резко снизились качество подготовки и накопленный практический опыт работы трудящихся в ВПК (и конструкторов, и рабочих). Низкие уровни зарплат, сложная, ответственная и тяжелая работа, регулярные массовые увольнения, приводят к высокой текучести кадров. В результате нарушается преемственность, теряются заделы и накопленный опыт. Поэтому, основная масса работников современного ВПК состоит из стариков (от которых сейчас избавляются всеми силами) и недоучек разной степени криворукости. Не говоря уже о существенно более низком исходном уровне образования. Разнообразные технические ошибки, при этом, становятся нормой, а не исключением. В том числе, и детские ошибки…

2. Практически ликвидированы научно-исследовательские учреждения (НИУ) Заказчика, основной задачей которых была выработка оптимальных требований к образцам ВиВТ и контроль за их реализацией (любая современная разработка ВиВТ,  это сложный технический компромисс между желаемым и возможным, правильность и оптимальность которого могут оценить только эксперты достаточно высокого уровня). Даже в советское время, имея развитую научную инфраструктуру, требования (ТЗ и ТТЗ) к новым образцам ВиВТ часто завышались или занижались, как ошибочно, из-за вражеской дезинформации и/или неправильных выводов при анализе достоверных сведений, так и по конъюнктурным соображениям.

Сейчас же этими вопросами занимаются главным образом профессиональные жулики и малограмотные бюрократы, которые руководствуются только дезинформацией и конъюнктурными соображениями, поэтому требования, предъявляемые ими к ВиВТ,  никакого отношения к реальности не имеют. Причем, оценка соответствия изделий предъявляемым требованиям, осуществляется бескомпромиссно и формально, но абсолютно некомпетентно, что ведет к тотальному очковтирательству (и разработке заведомого хлама). К счастью для отечественной промышленности (и горю для военных), испытательная база МО РФ уже настолько деградировала (и продолжает деградировать), что многие недостатки испытываемых образцов Заказчик выявить уже не в состоянии (они если и обнаруживаются, то только в ходе боевых действий, чем частично объясняется пристрастие наших военных к участию в разных вооруженных безобразиях).

Не знаю точно, как именно решался этот вопрос до принятия системы СРПП ВТ, и существовала ли подобная проблема вообще, но после ее внедрения парадокс возник. Дело в том, что испытания и доработка, по их результатам, изделий ВиВТ (как правило, сложных и новаторских, хотя бы в отдельных элементах, иначе новая разработка просто не имеет смысла), это достаточно важный, длительный и дорогостоящий этап разработки ВиВТ. При этом, в рамках стандартов, финансирование работ по устранению недостатков предусмотрено за счет… разработчика. Мало того, любые выявленные ошибки и недостатки приводят (должны приводить) к санкциям. Причем, сами испытания, еще с советских времен (не только в рамках СРПП ВТ, но и с учетом ГСИ, ГСС, КСОТТ и КСКК), предусмотрены чрезвычайно тщательные и суровые. Зачастую, даже избыточно суровые, за пределами разумного. В результате возникают следующие эксцессы:

1. Фактический объем и содержание испытаний не только можно, но и нужно сокращать. Все это понимают и соглашаются. Но, решение этого вопроса никак не нормировано и полностью отдано на откуп бюрократическим структурам, что открывает перед ними колоссальные возможности злоупотребления своим положением, чем они беззастенчиво пользуются.

2. Из-за коррупционной составляющей, возникают следующие эффекты:

а. Не проводятся, в первую очередь, не избыточные и ненужные, а именно самые сложные для прохождения и неудобные для разработчика виды испытаний. Это напрямую ведет к снижению надежности и качества ВиВТ.

б. Часть действительно важных испытаний проводится формально или никак, но это теряется в общей массе бессмысленных фиктивных проверок.

в. При отказе от участия в коррупционных схемах, разработчикам приходится проводить явно избыточные и излишние испытания.

3. В связи с отсутствием у разработчиков собственных средств, достаточных для устранения недостатков и исправления замечаний (как правило, даже если они и есть, то быстро и дотла распиливаются «эффективными менеджерами»), они вынуждены:

а. Оспаривать необходимость устранения мелких недоделок, которые не влияют на ТТХ образцов. В результате в серию идут изделия формально соответствующие требованиям Заказчика, но хуже, чем могли бы быть.

б. Скрывают крупные недостатки, чтобы избежать неприемлемых (как правило) финансовых потерь. Что потом приводит к тяжким последствиям, но потом…

в. Избегают крупных доработок образцов, даже если они необходимы. В каждом конкретном случае, стараются обойтись минимально возможными изменениями в документации.

г. Стараются решить все проблемы путем очковтирательства и подкупа контролирующих органов.

4. Естественно, Заказчик осознает эти проблемы и предпринимает усилия для их решения, хотя бы и в обход действующей НТД. К примеру:

а. Открывает фиктивные новые НИОКР, основная цель которых профинансировать работы по устранению недостатков, выявленных в ходе испытаний в рамках других ОКР.

б. Предусматривает, или вводит новые, этапы и виды работ (в уже открытых ОКР), в рамках которых может профинансировать (по факту) устранение недостатков.

в. Закрывает неудачные ОКРы и открывает новые, полностью аналогичные, в рамках которых разработчики доводят или пытаются довести до ума те же самые изделия.

Все это ведет к следующим последствиям:

1. Разлагающе действует на Заказчика, структуры которого быстро коррумпируются (с одной стороны, все понимают необходимость таких незаконных действий и смотрят на это безобразие сквозь пальцы, с другой — вся ответственность остается на непосредственных исполнителях и они действуют на свой страх и риск, не столько на пользу дела, сколько в интересах своей личной выгоды, что неизбежно в рамках паразитической буржуазной парадигмы). И это напрямую ведет к снижению качества и надежности ВиВТ, развитию очковтирательства и ускорению развала остатков советского ВПК.

2. Разлагающе действует на разработчиков, которые быстро привыкают, что любые технические проблемы можно решить финансовым путем. Кроме того, усиление финансовой составляющей в производственных процессах, ведет к вытеснению технических специалистов эффективными менеджерами, которые кроме очковтирательства и коррупции ничего делать не умеют по определению (зато, воровать, подкупать и обманывать, обучены профессионально, гораздо лучше любого инженера).

3. Даже у честных и квалифицированных инженеров, страх перед ошибкой, тяжестью ее последствий, вызывает склонность к банальным и хорошо отработанным техническим решениям, результат применения которых заведомо ущербный (технически отсталый и устаревший), но всегда надежен и точно соответствует ожиданиям. Даже если у кого-то и есть новые интересные идеи, способные продвинуть науку и технику далеко вперед, попытка их реализации ведет к слишком большому и неоправданному риску (в лучшем случае, при полном успехе, разработчики получат большое человеческое спасибо, хотя и не обязательно, а при любых других вариантах — гарантированные неприятности, вплоть до уголовного наказания, разорения и банкротства предприятия).

4. Приводит к катастрофическим последствиям любой серьезной конструкторской ошибки (которые бывают нечасто, но практически неизбежны) для предприятия в целом.

5. Усиливает паразитические «госкорпорации», которые обладают практически безграничными возможностями в области коррупции и очковтирательства, и поэтому государству неподконтрольны в принципе, от слова никак.

Парадокс ситуации в том, что если Заказчик будет оплачивать работы по устранению недостатков на тех же условиях, что и все остальные, то предприятие становится заинтересовано в низком качестве разработки, чтобы потом зарабатывать на доработках, а если совсем не оплачивает, или платит слишком скудно, то предприятие начинает скрывать и отпираться от обнаруженных недостатков, чтобы снизить или избежать расходов на их устранение. Поэтому, в этом деле нужен какой-то разумный компромисс. К примеру, такие работы можно было бы оплачивать с уменьшенной нормой прибыли и/или строго по факту. Чтобы для предприятия это было не слишком выгодно, но не вело к финансовой катастрофе, таким образом, чтобы любая доработка всегда была предпочтительнее, чем уклонение от нее.

Впрочем, с учетом современного состояния отечественного ВПК (и всей страны в целом), эта проблема является несущественной. Деградация уже достигла такой степени, что решение каких-то отдельных организационных трудностей на общей эффективности системы никак не скажется (по крайней мере, в лучшую сторону). В рамках капиталистической парадигмы все пути заведомо ведут в тупик. Но в будущем, после возврата к социалистическому пути развития, к этим вопросам нам придется вернуться…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора