1984: Критический год для ирландской семьи

Павел Раста 13.08.2019 12:41 | Политика 116

Одной из очевидных примет современной Европы является её депопуляция, одной из причин которой можно смело назвать кризис европейской семьи, а так же связанный с этим демонтаж традиционной морали. Несмотря на то, что данный вектор движения у всех государств старой Европы был общим, каждое из них пришло к сложившемуся результату своим путём.

Так же очевидно то, что к нынешнему положению вещей европейские страны пришли не за один день. И сейчас очень важно понять, как именно такое случилось. А для этого необходимо вернуться к ключевым точкам зарождения нынешнего кризиса европейского общества. Для Ирландии, одной из самых консервативных стран Европы, такой точкой, несомненно, является 1984 год, в который произошла целая серия событий, оказавшихся в итоге критическими для института ирландской семьи.

Аборты и беременность вне брака

В 1983 году на референдуме по вопросу об абортах 66,9% избирателей проголосовали за внесение 8-й поправки в Конституцию Ирландии. Эта консервативная поправка придавала жизни нерождённого ребёнка такую же ценность, как и жизни его матери. Тема абортов и беременности вне брака продолжала широко обсуждаться на протяжении всего 1984 года.

Нуала Феннелл, тогдашний государственный министр по делам женщин, выступавшая против 8-й поправки, в тот момент заявила, что общество не продемонстрировало терпимость и понимание к трудностям, с которыми сталкиваются матери-одиночки, и обвинила в мракобесии епископов, священников, врачей и юристов, призывавших «голосовать за жизнь».

Тем не менее, сразу после референдума широко сотрудничающие с европейскими гуманитарными центрами организации ирландских феминисток пошли в атаку.Летом 1984 года Федерация помощи незамужним женщинам провела свою ежегодную конференцию и опубликовала доклад (в последствии широко распространённый), свидетельствовавший, что уровень рождаемости вне брака удвоился за десятилетие с 1972 по 1982 год, и что число женщин, отправляющихся в Англию для абортов, за тот же период увеличилось в четыре раза. По данным этого же доклада 1982 году у незамужних матерей родился 4351 ребенок. Это составило 6,1% от всех рождений в том году. За тот же период в Англии было зарегистрировано 3647 абортов среди женщин из Ирландии. Председатель этой организации, феминистка Джемма Роули отметила, что за минувшее десятилетие число незамужних женщин в Ирландии, имеющих детей, возросло с 40% до 75%, а это, при условии запрета на аборты, требует от государства затратных реформ таких институтов, как усыновление и дома матери и ребенка. Таким образом в общественный оборот была введена дискуссия об экономической выгодности абортов, просуществовавшая десятилетия.

Вопрос об абортах обсуждался в тогдашнем Европейском экономическом сообществе (ныне Европейский Союз), и представители ЕЭС уже тогда довольно категорично потребовали от Ирландии, Греции и Бельгии разрешить аборты. В ответ член ирландского парламента от партии «Fianna Fáil» (многолетняя правящая партия Ирландии) Эйлин Лемасс пообещала, что в Ирландии этого никогда не будет. Она сказала корреспонденту «Irish Times»: «Это счастье, что Ирландия приняла конституционную поправку, чтобы защитить жизнь нерожденных. А мы сейчас видим подтверждение того, что движение за разрешение абортов и давление на Ирландию по этому поводу исходит от Европейского парламента, а не изнутри страны».

Мэри Банотти, тогдашний евродепутат, заявила: «Это только начало, пусть сторонники абортов не думают, что мы отступим». Слова не разошлись с делом. Именно тогда началось долгое и методичное давление на Ирландию.

Которая сопротивлялась дольше всех.

В 2018 году референдум об отмене 8-й поправки ирландской Конституции отменил решение 1983 года 66,4% против 33,4% голосов. Многолетняя работа европейских структур увенчалась успехом.

Разводы и распад института брака

К 1984 году число женатых людей в Ирландии, которые разошлись без развода, продолжало расти. Накануне между представителями ирландского Центрального статистического управления (CSO), и организацией под названием «Группа действий за разводы» произошел публичный спор.

CSO опубликовал данные своего исследования от 1983 года, в котором было показано количество «когда-либо женатых лиц», являющихся фактически разошедшимися, как 21000 человек. Эта цифра была подвергнута критике «Группой действий за разводы», которая утверждала, что истинная цифра была ближе к 70000.

Но это было лишь прелюдией. Политическая дискуссия на эту тему была открыта в 1984 году на куда более высоком уровне.

На «Форуме Новой Ирландии», проходившем с 1983 по 1984 год, политические партии обеих Ирландий обсуждали вопросы межирландского взаимодействия. Католическая церковь, которая должна была быть приглашена на одно из мероприятий этого форума, в начале 1984 года обратилась к нему с письменным посланием. Ирландские епископы сочли необходимым предупредить высокое собрание, что «должен быть предел политическому плюрализму». Они заявили, что введение гражданского развода явилось бы прямым нападением на сам институт брака, следовательно, на институт семьи и, соответственно, на основные устои ирландского общества.

Признавая, что в предыдущие годы число фактически распадающихся браков увеличилось, они заявили: «Мы убеждены в том, что наш народ по-прежнему хотел бы сохранить неизменной концепцию брака как обязательства на всю жизнь».

Их заявление вызвало бурную реакцию и было подвергнуто критике (местами откровенно переходившей в оскорбления) со стороны либеральной части форума. Что, в свою очередь, побудило тогдашнего ирландского кардинала Томаса О’Фии выступить с резкой отповедью, в итоге отвергнув приглашение представителям церкви на форум.

Тем не менее, уже в марте один из ирландских епископов Джозеф Кэссиди сказал на пресс-конференции на епископском собрании в колледже Мейнут, что, хоть у него и нет точной статистики, но по информации местных «разводных судов», которые рассматривают заявления о расторжении брака, уровень желающих разойтись поднялся небывало высоко.

В свою очередь англиканская «Церковь Ирландии» выступила с заявлением о своей позиции в отношении развода, заявив, что она поддержит «введение в республике законодательства о разводе, основанного на безвозвратном расторжении брака».

В мае ирландский конгресс профсоюзов, который тогда представлял 600 000 рабочих, также призвал к отмене конституционного запрета на развод и потребовал провести референдум по изменению законодательства в кратчайшие сроки.

Общественное мнение было откровенно растеряно и колебалось. «Irish Times» провела два опроса в 1984 году о разводе, один в феврале и один в октябре. Первый опрос показал, что две трети избирателей поддержали введение развода. Но к осени, цифры изменились. Почти половина избирателей, 48%, теперь хотели сохранить законодательство о нерушимости брака. Поддержка развода снизилась до 42%, а остальные 10% не определились. Это свидетельствовало о том, что ирландская Католическая церковь и консервативные круги отнюдь не собирались сдаваться

Началась колоссальная общественная дискуссия, перешедшая в затяжной политический конфликт. Результатами которого стали два референдума, прошедшие с разницей в десятилетие. Первый референдум о разводе был проведён в 1986 году, и он был выигран консервативными силами с разгромным счётом: 63,5% на 36,5% голосов. Однако практически сразу либералы внутри Ирландии и представители структур объединённой Европы начали оказывать на страну беспрецедентное давление, требуя проведения нового голосования. Референдум 1995 года зафиксировал победу сторонников разводов с минимальным преимуществом: с 50,28% на 49,72% голосов.

Церковь и брак

Брак в Ирландии в 1984 году заключался исключительно в церкви. И эта процедура была традиционно непростой. Союз в католической церкви требовал от пары пройти четырехнедельный подготовительный курс. Эти курсы финансировались церковью и проводились сетью из 1800 человек, отобранных и обученных в церковных учреждениях. Епархии также требовали трехмесячного уведомления о намерении вступить в брак. В этом году должна была быть введена дополнительная предсвадебная подготовка.

На уже упомянутом епископском собрании в колледже Мейнут епископ Джозеф Кэссиди объявил, что с пасхального воскресенья пары, желающие вступить в брак в Католической Церкви, должны заполнить обязательную форму запроса о пригодности для брака, завизированную их священником.

Все эти меры, кажущиеся странными, на самом деле имели некий практический смысл. Церковь, несшая ответственность за брачные союзы, таким образом снижала уровень скоропалительных браков и принимала меры к повышению ответственности при принятии подобного решения. Данная политика имела целью сокращение числа расторгаемых в последствии браков в Ирландии. Документ, представленный епископом Кэссиди, разрабатывался в течение двух лет и был так же направлен на то, чтобы «избежать неосторожных браков и помочь парам подготовиться к заключению священного союза двух людей перед Богом». Согласно новым правилам каждое заявление о заключении брака должно было рассматриваться с пастырской точки зрения. Церковное разрешение на брак должно было выдаваться после многоступенчатой системы мероприятий, включающей несколько собеседований с пастырем. Причём, выдавать его должен был епископ.

По результатам общественной дискуссии, начатой тогда сторонниками гражданского характера брака, данная система была упразднена десятилетие спустя.

Контрацепция

Контрацепция до 1980 года была запрещена в Ирландии в принципе. Законопроект 1980 года допускал продажу противозачаточных средств, но с оговоркой, что они могут быть отпущены лишь при наличии рецепта от врача. В 1984 году в Ирландии было снято и это ограничение: именно в этом году контрацептивы стали широко доступными.

Барри Десмонд, бывший в тот период министром здравоохранения, выступил с инициативой полной либерализации данного вопроса в начале года. И инициатива практически сразу вызвала раскол в обществе. «Закон Десмонда» означал, по сути, введение нового законодательства о планировании семьи, с подачи министерства здравоохранения. Предлагавшееся законодательство, в частности, исключало упоминание «абортивных средств» из перечня запрещённых препаратов и отменяло ограничение на лицензирование импорта контрацептивов в целом.

Законопроект вызвал настоящий раскол в ирландском парламенте. Причём, расколотыми оказались и партийные фракции. Позже в дискуссию включилась католическая церковь. Один из ирландских епископов заявил, что законодатели должны осознавать недопустимость ситуации, когда гражданское законодательство игнорирует Божьи законы для человеческого поведения и для человеческого общества, нарушая которые стоит помнить о возможных последствиях.

Далее епископ перечислил «нарастающее зло», которое следовало за «контрацептивным законодательством» в других странах. В качестве перечисленного было моральное разложение молодежи, стремительный рост абортов, распространение порнографии и венерических заболеваний, нестабильность брака, эрозия моральных норм, принятие добрачных отношений в качестве неотъемлемой части социальной системы, распространение знаний и использование контрацептивов среди молодежи все более низких возрастных групп. Вывод, сделанный им, был однозначен, и состоял в том, что предоставление противозачаточных средств в свободном доступе будет аморально, и, по стандартам Евангелия, станет серьезным нарушением Закона Божьего.

Однако Барри Десмонд полностью игнорировал критические замечания и возражения. Уже в апреле он лично открыл клинику «планирования семьи», созданную в качестве пилотного проекта. Для понимания реальности того периода и осознания, насколько это было серьёзное действие, приведу пример: как раз в то же время Центр «Well Woman» столкнулся с судебным преследованием в окружном суде Дублина за продажу презервативов из монетного торгового автомата без рецептов.

В итоге, при активной поддержке европейских гуманитарных организаций, ему удалось продавить этот вопрос. Несмотря на продолжающееся сопротивление со стороны церкви и консервативных кругов ирландского общества, в феврале 1985 года был принят закон о предоставлении презервативов и спермицидов без рецепта лицам старше 18 лет.

Учителя в католических школах

В 1984 году так же было положено начало отмене собеседований на моральность с учителями в католических школах (которые до сих пор составляют в стране абсолютное большинство). Средние школы Ирландии в подавляющем большинстве управлялись и сейчас управляются консервативными католиками, и в состав советов по проведению таких собеседований обычно входили представители местного духовенства.

Претендентов спрашивали, женаты ли они, и если да, то есть ли у них дети. Не сожительствуют ли они внебрачно. Также задавался ряд других вопросов аналогичного содержания. Суть данной практики состояла в том, что попечители школ полагали: учитель в любом случае служит примером для учеников и этот пример, по их мнению, должен был быть безупречен.

В 1984 году Союз учителей Ирландии (TUI) поднял эту тему на своей ежегодной конференции, и постановил, что «частная жизнь учителей и их сексуальная мораль не должны волновать руководство школ». Это заявление было поддержано Ассоциацией средних школ Ирландии (ASTI) и целым рядом других профсоюзных и общественных организаций проевропейской направленности.

В итоге правительство Ирландии было принуждено принять норму о том, что в тех случаях, когда образ жизни или мораль учителя противоречат взглядам руководства школы, это не должно быть приемлемым основанием для увольнения.

35 лет спустя

Через три с половиной десятилетия после описанных событий совершенно очевидным становится тот факт, что именно они, во многом, положили начало тем общественным явлениям, которые, в итоге, можно было бы описать, как кризис ирландской семьи. С поправкой на местную специфику, то же самое происходило в каждой европейской стране. Где-то быстрее, где-то медленнее. Ирландия не является той страной, где данный процесс зашёл максимально далеко. Более того — можно сказать, что она действительно продержалась дольше всех в нынешнем Евросоюзе. Что явилось тому причиной — географическое положение или культурные особенности — с полной достоверностью сказать тяжело. Тем не менее, Ирландия пришла в итоге к тем же результатам, что и все остальные страны ЕС.

И здесь нет ничего удивительного. Ведь, по сути, всё описанное выше так или иначе являлось действиями по демонтажу и замене традиционной морали на новую, либеральную, которая, по сути, и была положена в основу Единой Европы. Насколько бесповоротным является этот демонтаж, сейчас говорить преждевременно. Станет ли выходом из нынешнего системного кризиса Европы её восстановление — так же трудно сказать. Но если такое произойдёт, то двигаться этот процесс будет с разной скоростью. Однако в этом случае Ирландия отнюдь не будет в числе отстающих. Ведь, несмотря на то, что кризис ирландской семьи, начавшийся в 1984 году, и подорвал её основы, в целом в Ирландии этот институт устоял в куда большем объёме, чем в большинстве остальных частей старой Европы.

(с) Павел Кухмиров.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора